«Лётчик. Дача. Лето»: Страх и ненависть в Переславле-Залесском

«Лётчик. Дача. Лето»: Страх и ненависть в Переславле-Залесском

Александр Минайчев  /  Elena Corvus  (фото)

16 августа 2019 года

У нас было пол-литра коньяка, чекушка английской водки (она же джин), десяток бутербродов и две дюжины смутных сомнений по поводу того, что дождливым воскресным утром 10 августа мы с фотографиней Леной всё же решили отправиться не на митинг против произвола властей в отношении независимых кандидатов в Мосгордуму, как все нормальные люди, а в полную неизвестность — на оупенэйр, посвященный 20-летию прославленного столичного клуба «Китайский лётчик Джао Да» в Ярославской области под Переславлем-Залесским. Радостные посты одного из организаторов фестиваля — продюсера Александра Кушнира, обещавшего всем солнечную погоду, много вкусного вина и чуть ли не русский Вудсток, откровенно говоря, настораживали, поскольку было не вполне понятно — на сколько именно надо делить слова бывшего учителя математики.

Фестиваль к 20-летию клуба Китайский Летчик Джао Да

Фоторепортаж с фестиваля «Лётчик. Дача. Лето» смотрите вскоре в Фотоотчетах

Серьезные опасения вызывали и наш водитель Аня, предусмотрительно отказавшаяся от этой поездки (а чуйка обычно её не подводит), и мудаковатый водитель фестивального автобуса, зачем-то врубившего в салоне печку на полную мощность и сразу же давший понять, что никакая «зеленая остановка» нам не светит, а также совершенно безумный заявленный лайнап артистов. Днем ранее, в первый день феста в программе фигурировали абсолютно неведомые нам the baba, ГУДТАЙМС, АлоэВера и Голос Омерики. Далее 9 августа вроде бы выступали (но это не точно): группа «Кирпичи», переставшая быть кому-либо интересной более 20 лет назад, спустя какое-то время после выхода дебютного и единственного слушабельного альбома; непонятно почему обласканный московской богемой рэпер Антоха МС; ещё более переоценённое и распиаренное модными ютуб-шоу явление под названием SHORTPARIS; ну и вполне заслуженный и народный Дельфин в качестве хедлайнера. Как они все выступили, мы не знаем. Вполне возможно, что и неплохо, но организаторы оупена почему-то изначально убедили всех освещавших его журналистов в том, что для ознакомления с «типа русским Вудстоком» вполне достаточно одного дня. Ок, будем считать, что таким образом была проявлена забота о нашем журналистском здоровье и благополучии.

Собственно, на этом забота и закончилась — все труженики пера, и даже телевизионщики с кучей аппаратуры ехали на фест на общих основаниях с простыми смертными, и, забегая вперёд, были лишены каких-либо проходок в анально огороженную муззону, чтобы хотя бы просто сфотографировать исполнителей вблизи, не говоря уже о том, чтобы задать им какие-то вопросы... Ну да ладно, это всё, как говорится, мелочи жизни. Немелочи жизни мы увидели сразу же по прибытию на место, протопав по основательно размоченной дождём грязюке до... рамок и толпы охранников в яркой униформе с металлоискателями. Да, вы правильно прочитали, там были РАМКИ! (Здесь подразумевается ещё ряд всем известных междометий из великого и могучего). Соответственно, с коньяком, даже заботливо перелитым в пластиковую бутылку, нас не пустили. Специальный браслетик с надписью «СМИ» в этом смысле тоже никак не помог. Благо, на фестивале имелась камера хранения, куда отправилась фотографиня, по причине наличия у неё резиновых сапог. Ваш же покорный слуга на «грязных» фестивалях никогда не был, поэтому приехал просто в кедах. Впрочем, одна корреспондентка вообще приехала в туфлях на каблуках, и её дальнейшая судьба, хоть нам и неизвестна, но определённо была крайне печальной.

Лишённые коньячного обогрева от дождя и слякоти, вновь отправились к злополучным рамкам, где огромных габаритов злобные дамочки-охранницы не только вывернули наизнанку весь мой рюкзак, но и основательно всего меня общупали. «Может ещё и штаны снять?», — раздражённо спросил я. «Надо будет, снимете!» — ответили мне дамочки с невозмутимыми гестаповскими взглядами. За что, конечно же, были вполне заслуженно «обласканы» мной не очень нормативными выражениями. Хотя моя фотографиня оптимистично предположила, что столь тщательное ощупывание меня церберки осуществили вовсе не из соображений безопасности, а в виду явного недостатка простого женского счастья. Что ж, может и так. Потому что далее, преодолев зону досмотра, в сравнении с которой отдыхает даже таможня аэропорта «Домодедово», мы наблюдали только охранников мужского пола, почему-то стоявших буквально возле каждого куста, и примерно такое же феноменальное количество ментов. Таким, надо полагать, и должен быть настоящий «русский Вудсток», чтоб не расслаблялись, твою мать, и помнили, в какой стране живём.

Опоздав из-за пробок на выступления столь же неведомых нам «Вальсирующих» и смутно знакомого имени «Карл Хламкин», под проливным дождём мы доплыли по грязи к фудкорту, где хоть как-то можно было перевести дух и в отдалении наблюдать за происходящим на сцене. Наблюдать там пришлось группу «ОЛЕГ», абсолютно оправдывающую своё дебильное название тупым заурядным говнороком. Дальше было что-то тоскливое и невнятно-альтернативное под названием «НОТЭБЕРД». Из алкоголя, как выяснилось, на «русском Вудстоке» продавалось только пиво по конским ресторанным ценам, которое ещё надо было умудриться приобрести не за наличные. И пока моя фотографиня бодро прыгала по грязи со скоростью урагана, запечатлевая симпатичную, в общем-то, в целом публику, вполне соответствовавшую приятной небыдло-аудитории «Джао Да», мне было холодно, мокро и грустно, и я уже корил себя за столь необдуманное решение приехать на такую стрёмную хрень, вместо того, чтобы, если и не побыть дома в тепле с любимым котиком, то хотя бы приобщиться к массовым политическим протестам в центре столицы.

Ситуацию по-настоящему спас коллектив духовых инструментов MOSBRASS, громко и весело выдвинувшись от сцены через всё пространство к основному фудкорту, достигнув которого переключил всё внимание на себя, резко подняв всем настроение отдельным импровизированным концертом. В какой-то момент даже пригодились мои пять лет музыкальной школы по классу ударных инструментов, и я подкрутил барабанщику поломавшийся хэт — встретил, так сказать, родственную ударную душу.

mosbrass

Тем временем, начал затихать дождь и в целом налаживаться жизнь, поскольку на сцене возникли питерские реггей-ветераны Markscheider Kunst, никогда особенно не привлекавшие моё внимание студийными работами, но оказавшиеся необычайно драйвовыми и атмосферными в концертном обличии. Карибские вибрации существенно притупили страх перед безысходностью и ненависть к омерзительной охране фестиваля... Кстати, о ней: как мне объяснили те, кто имел несчастье бывать на главном говнарьском фестивале страны «Нашествие» — именно такой же фашистский досмотр осуществляется и там. Столь же характерно для «Нашествия» и патологическое изобилие ментов, не говоря уже о спасателях МЧС, которых под Переславль-Залесский, кажется, свезли со всех концов Ярославской области, как будто случилась какая-то серьёзная катастрофа. Вполне возможно, что на такие жуткие жертвы организаторам пришлось пойти исходя из договорённостей с местными властями, недоговорённости с которыми вообще зачастую не раз приводили к откровенному срыву фестивалей даже в последние моменты. Но вопрос женского счастья работниц отдельно взятого ЧОПа организаторам всё же следует основательно проработать, чтобы через этот пресловутый «русский Вудсток» вообще захотел бы посетить хотя бы кто-то, не говоря уже о капризных музыкальных критиках типа меня. Как, собственно, и вопрос доступности какого-либо алкоголя, более крепкого, чем пива, пусть даже по конским ценам. Чёрт с ним, но всё-таки ЗОЖный Вудсток — это какой-то, простите, нонсенс, если не сказать, позор. Ну, в общем-то, даже объективно, вне зависимости от индивидуальных предпочтений досуга, не вполне понятно, зачем и кому нужен такой сильно зарегулированный фестиваль в формате этакого «Нашествия для небыдла», и какое отношение всё это имеет отношение к уютному климату старейшего московского клуба, кроме некоторых пересечений репертуара и самой аудитории.

Именно за более крепким, чем пиво, алкоголем мы и отправились с моей фотографиней обратно к камере хранения через многочисленные говны грязи, для чего я выцыганил у бармена два плотных мусорных пакета, обмотав ими кеды. Кстати, проблему говн, опять же, куда более опытные, к примеру, организаторы фестиваля «АРХСТОЯНИЕ» решают завозом на территорию большого количества сена. Менее опытным оргам «Лётчика. Дачи. Лета» сие следовало бы взять на заметку, а не только распивать вино в супервип-зоне, лелея мечты о «русском Вудстоке»... В результате, пришлось пропустить выступление коллектива «Паперный ТАМ» (что довольно обидно в виду того, что у них последние годы довольно мощная такая гаражно-психоделическая программа, как раз очень хорошо подходящая для оупенов), «Детей Picasso» (любопытно, но можно пережить) и Билли Новика (давно всем надоел, к тому же, крымнашист и ватник).

Приободрившись коньячком, приплыли обратно по говнам непосредственно к главному интересующему нас номеру концертной программы — выступлению «Текилыджаззз». Окончательно утомившись обматыванием кед, просто всё это снял и побежал по холодной грязи плясать босиком под одну из любимых своих групп, ранее виденную мной живьём только как раз на клубной площадке «Лётчика», в которой на них во всяком случае в далёких нулевых набивалось по несколько сотен человек. Что удивительно и особенно, Tequilajazzz в основном играла вообще очень древний и легендарный материал 20-ти, а то и 25-летней давности. И играли, надо сказать, очень, что называется, фирменно — вполне на западном саунд-уровне, сразу уделав всё, что выступало на фесте до них, и после них наверняка тоже. Собственно, только ради их выступления и стоило устраивать этот фестиваль, с учётом мерзкой охраны и удалённости от цивилизации. Потому как «Текиле» чтобы по-настоящему развернуться нужно как-раз большое «стадионное» пространство, а не маленький клуб, где они конечно тоже в состоянии зажечь и раскачать, но всё-таки это не вполне соразмерно. Был и особенный сюрприз: в своём старинном хите «НаливайЯ» Евгений Фёдоров внезапно процитировал нетленные строки БГ:

Ну-ка, мечи стаканы на стол,
Ну-ка, мечи стаканы на стол,
Ну-ка, мечи стаканы на стол,
И прочую посуду.

Все говорят, что пить нельзя,
Все говорят, что пить нельзя,
Все говорят, что пить нельзя,
Я говорю, что буду!


После блистательного сета Евгения Фёдорова, «Дусера» и относительно нового гитариста «Текилы» Романа Шатохина, на сцене зачем-то появилась как бы народная певица Пелагея, которую я помню только юной и подающей надежды. Теперь она не юная, по-прежнему хорошо умеет петь, но почему-то под музыку в стиле «хард-рок», ну или что-то такое «альтернативненькое». Такая вторичная, если не сказать — третичная, эклектика нас никак не удивила и даже ввергла в некоторую степень уныния. Поэтому мы решили переместиться (конечно же, по рекам говн) с основной площадки оупена ближе к выходу с целью попытаться купить мне бэушные сапоги 43-го или на худой конец 44-го размера у массово покидающих фестиваль людей. Сапоги мы так и не купили, зато уже за набившими оскомину рамками обнаружили чудесный пресс-центр с белыми диванами и великолепной компанией, состоящей из зеленоградского чувака Паши и красивой девушки-волонтёра Жени. В этом приятном обществе мы и провели следующие несколько часов в ожидании обратного трансфера под отдалённые звуки Найка Борзова, сыгравшего все свои бомбические хитяры.

Судя по расписанию, второй день фестиваля завершали Noize MC и Zdob si Zdob. Надеемся, что они выступили хорошо, но мы этого уже не услышали, поскольку были заняты беседами о современной музыке со всеми посетителями пресс-центра, организовав таким образом импровизированную пресс-конференцию (ну а для чего ещё нужны пресс-центры?). Таким образом, помимо ненависти, улетучился и страх — страх остаться в этой ужасной перди с говнами грязи и не добраться обратно в тёплую и «похорошевшую при Собянине» Москву. Именно в таких местах, кстати, в собянинское похорошение верится особенно неистово. В 2 часа ночи автобус с уже казавшимся не таким уж мудаковатым водителем умчал нас обратно в столицу, поэтому на следующий завершающий день фестиваля мы не увидели: группу SHOO (на самом деле жаль, потому это единственное интересное открытие Кушнира за последние годы), абсолютно неведомых нам JAHMBOOKA, Мамульки Бенд и Сейф, а также «Сплин», уже успевший стать дико зашкварным по причине своей прорежимной позиции. Кроме того, уже заранее было известно об отмене главного хедлайнера — ДДТ. Так что потеряли мы явно немного. Зато и приобрели определённо не мало, включая неожиданно возникшую у нас понаехавших некоренных москвичей сильную любовь к Москве. А это дорогого стоит!

Ранее по теме: О том, как прошла необычная пресс-конференция, посвящённая 20-летию этого заведения.

#              

Поделитесь в соцсетях:

Смотрите также:

Умер Александр Градский
Умер Александр Градский

Ушел певец, композитор, мультиинструменталист, поэт, «папа» русского рока. Недавно ему исполнилось 72.

Новости
Новости
Новости
Новости
Новости
Статьи
«Поющие динозавры» — уральский рок не по-детски
«Поющие динозавры» — уральский рок не по-детски

Тиранозавр на сцене? Нет, вам не показалось. Рок-группа «Поющие динозавры» из Екатеринбурга — потрясающее музыкальное шоу, аналогов которому нет нигде в России. Разберёмся, что умеют хвостатые музыканты и за что их обожает публика.

Статьи

Новости партнеров: